Большие дома в закрытых коттеджных посёлках представляют большую проблему для общества, чем кажется на первый взгляд

Действительно ли чем больше, тем лучше?

Соединенные Штаты перед лицом нового жилищного кризиса: найти доступное жильё тяжело, в то время как роскошные дома представлены в изобилии. Бездомность так и остается постоянной проблемой во многих районах страны.

Несмотря на это, популярная культура часто фокусируется на жилье как на возможности для  улучшения качества жизни - американская мечта, обернутая в четыре стены и крышу. Промышленность, производящая жилые дома, поддерживает эту веру, поскольку она способствует идеалу «лучшей жизни». Счастье преподносится как проживание в большом  пространстве с большим количеством удобств.

Архитекторы и ученые, которые изучают, как мы формируем здания и как они формируют нас, рассмотрели тенденцию «чем больше, тем лучше» в жилье. Согласно ей роскошное жилье выступает в качестве награды за трудолюбие и усердие, таким образом переводя  жильё из насущной необходимости в самоцель.

Каковы же этические последствия этой самоцели? Есть ли точка, в которой дилемма «больше — лучше» начинает создавать этические проблемы?

Мания улучшения качества дома для проживания

Средний дом для одной семьи, строящийся в США до 60-х годов был около 140 кв.м жилой площади. К 2016 году средний размер жилой площади в доме для одной семьи, продаваемый на рынке, составил 225 кв.м, т. е. Почти в два раза больше. (в США площадь гаража, подсобных помещений, чердаков и подвалов, санузлов, кладовок и пр. не включается в  площадь дома или квартиры).

Современный американский дом



Средний дом, строящийся в 1980-х имел в среднем 6 комнат. К 2000 году среднее количество комнат стало равно семи. Но что более важно, дома, строящиеся в 2000-х чаще всего имеют больше видов помещений: спален, ванных комнат, жилых комнат, гостиных, обеденных, кабинетов, комнат отдыха, подсобных помещений, и, так как увеличилось количество машин в семье — количество машино-мест в гараже.
Сегодня домостроительные компании продвигают дополнительные пространства, такие как большие участки, пространства для развлечений, бассейны и даже комнаты для личных кинотеатров, как пространства необходимые для полноценного отдыха и проведения встреч.

Каждый дом замок?

Лучшие условия для жизни это не только наличие дополнительного пространства но и наличие большего количества и более новой домашней обстановки. Начиная, по крайней мере, с  1920-х годов, когда «нехватка слуг» заставила хозяйку дома выполнять задачи, которые когда-то выполняли слуги, маркетологи предположили, что увеличение ассортимента бытовой техники и удобств в доме, облегчит семейную жизнь и сделает её приятней. Ассортимент таких продуктов со временем только увеличился.

В 1920-х годах реклама убеждала, что женщины среднего класса, которые когда-то имели слуг, выполняющих рутинную работу по дому, теперь могли легко выполнить те-же самые работы сами если правильно подобрать бытовую технику.

К 1950-м годам реклама продвигала кухни объединённые с гостиными, что должно было позволить женщинам экономить время отводимое для домашних дел, и позволяющее проводить больше времени со своими семьями. В последнее время рекламодатели представили сам дом как продукт, который улучшает социальное положение семьи, обеспечивая при этом достаточное пространство для проведения семейных мероприятий и место уединения для родителей, причем за этим пространством легко ухаживать. Подразумевалось, что даже если наши дома станут больше, то нам не нужно будет тратить больше усилий на поддержание их в порядке.

Женщина на кухне готовит и присматривает за детьми

Женщина готовит на кухне и присматривает за детьми играющими в гостинной

В исследовании отмечается, что работы по дому — готовка, стирка, помощь детям с домашними заданиями — представляются как возможность участия личности в жизни общества или как метод укрепления семейных связей.

Реклама никогда не упоминает, что большее количество санузлов означает больше времени для чистки унитазов, или что большой участок или большой бассейн для детей и их друзей потребуют больше усилий на поддержание их в надлежащем виде или же большие расходы на услуги клининговых компаний.

Последствия «большой» жизни

При увеличении размеров домов для среднего класса происходят две вещи:

Первая — большие дома требуют больше времени для обслуживания. Армия уборщиков и работников по уходу за домом, многие из которых работают за минимальную заработную плату, поддерживают порядок в домах большой площади. В некотором роде мы вернулись к эпохе домохозяйств среднего класса, в которых работают низкооплачиваемые служащие, за исключением того, что сегодняшние слуги больше не живут со своими работодателями, а предоставляются фирмами, которые не могут платить высокую заработную плату или предоставлять социальные гарантии.

Вторая -  когда-то общественные места, такие как муниципальные бассейны или центры отдыха, где люди из разных слоев общества случайно собирались вместе, все чаще становятся обособленными, обеспечивая доступ только тщательно отобранным группам лиц. Даже пространства, которые кажутся общественными, часто используются исключительно ограниченным слоем населения. Например, закрытые сообщества иногда используют средства налогоплательщиков - деньги, которые по определению должны финансировать проекты, открытые для всех, для создания таких удобств, как дороги, парки или игровые площадки, которыми могут пользоваться только жители закрытого коттеджного посёлка или их гости.

Ограничение доступа к удобствам имеет и другие последствия. Увеличение количества частных объектов для обеспеченных людей идет рука об руку с сокращением общедоступных объектов, которые могут быть использованы людьми имеющими худшее качество жизни.

Рассмотрим, например, бассейны. Если в 1950 году только 2500 семей США имели выкопанные бассейны, то к 1999 году это число возросло до 4 миллионов. В то же время общественные муниципальные бассейны часто больше не поддерживались, а многие из них были закрыты, в результате чего людям с низким доходом стало негде плавать.

Также были затронуты возможности передвижения. Например, 65 процентов жилых комплексов, построенных в 1960-х годах или ранее, имели общественный транспорт; к 2005 году, с увеличением числа семей имеющих несколько автомобилей, этот процент снизился до  32,5. Сокращение общественного транспорта уменьшает возможности для тех, кто не водит машину, таких как молодежь, пожилые люди или люди, которые не могут позволить себе автомобиль.

Пересмотр системы понятий

«Лучшая жизнь» за счет приобретения более просторного жилья с большим количеством  удобств, таким образом, ставит несколько этических вопросов.

Живя в Соединенных Штатах, насколько мы согласны принять социальную систему, в которой относительно богатый образ жизни достижим для среднего класса только через низкооплачиваемый труд других? И как мы готовы принять систему, в которой увеличение удобств, приобретенных богатыми, предвещает сокращение этих удобств для менее обеспеченных в финансовом отношении?

Авторы считают, что американская мечта не должна превратиться в игру с нулевым результатом, в которой выигрыш одного человека приходит к убыткам других. Решение этой проблемы может заключаться в переопределении идеала «лучше жить». Вместо того, чтобы ограничивать доступ к пространству посредством его приватизации, мы могли бы подумать о создании мест и удобств, доступных всем, предоставления новых свобод, создания  возможностей для общения с людьми, которые отличаются от нас и которые могут таким образом расширить наше представление о мире.

Переопределение американской мечты это путь который откроет нам новые и неожиданные  переживания, если мы сумеем прорваться сквозь стены, которые сами возводим.





Дата создания: 17.10.2019 18:55:11
IP Адрес: 37.192.113.152